Все о каратэ 
и единоборствах


Интервью Антонио Эспиноса. Часть 5

Как сообщает официальный сайт wkf.net, журнал Budo International опубликовал интервью с президентом WKF Антонио Эспиносом. На самом ресурсе предложены три версии интервью: на английском, французском и испанском языках. Мы решили разместить русскоязычную версию материала, разделив ее на несколько частей. Данная статья представляет собой пятую из серии. 

Предлагаем ознакомиться и с предыдущими: 

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Антонио Эспинос

Автор интервью с Эспиносом – Сальвадор Эрраиз.

Эрраиз: Сколько членов включает WKF?

Эспинос: На сегодняшний день у нас есть 188 федераций,  из которых около 100 регулярно принимают участие в мероприятиях под эгидой WKF.

Эрраиз: 188 федераций… А сколько каратистов есть всего в мире?

Эспинос: Согласно последним исследованиям, которые проводились среди всех федераций-членов WKF, каратэ объединяет общим интересом  около 119 млн человек.

Эрраиз: И сколько из них состоят в национальных федерациях, которые являются членами WKF?

Эспинос: Порядка десяти миллионов. Данная цифра основывается на ряде исследований, которые берут в расчет Федерации и население конкретных стран. Мы получаем отношения, которые позволяют примерно оценивать общее количество каратистов в WKF. Таким образом, мы имеем примерно… каждого десятого каратиста. Я не совсем уверен, что статистика точна. Все-таки следует понимать, что особенности исследования делают его в известной мере ненадежным. В любом случае, даже если цифры не отражают истинное положение дел, интересующий нас процент действительно находится на довольно низком уровне.

Как и стилевые организации, работающие вне спортивной сферы, мы должны учитывать ряд расколов, которые разделяли наших последователей.

Эрраиз: А принимаете ли вы в семью WKF независимых каратистов-индивидуалов? Все-таки вы вполне можете себе это позволить, в этом, я думаю, нет ничего из ряда вон выходящего.

Эспинос: Да, действительно, мы знаем случаи, когда люди присоединяются к нам, но при этом не являются членами национальных федераций. Главное, что они активно участвуют в наших мероприятиях.

Всемирная Федерация Каратэ

Эрраиз: А как вы думаете,  почему некоторые люди не заинтересованы в спортивных аспектах каратэ?

Эспинос: Дело, я думаю, в том, что многих пугает лишняя ответственность: юридическая обязанность регистрации в конкретной Федерации, действия в соответствии с интересами данной структуры и т.д.

Разумеется, некоторых людей подобные условия только привлекают, а некоторых, наоборот, отталкивают. Далеко не каждый согласен регулярно вносить членские взносы, оплачивать лицензии.

В конце концов, каждая организация имеет свой ​​собственный способ управления делами и идеальным методом является тот, который позволяет наиболее тщательно прорабатывать собственные идеи. Это вроде выражения: «костюм, который мы носим, должен соответствовать тому, что мы делаем».

Да, я искренне согласен с высказываниями, что в спортивном каратэ уделяется чрезмерное внимание конкурсной, соревновательной стороне, что может поставить под угрозу технические и нравственные ценности традиционного каратэ. Но мы работаем над этими вопросами.

Я думаю, что спортивные федерации, особенно на национальном и региональном уровнях, одержимы идеей включения в свой состав абсолютно всех местных каратистов. Но конструктивный диалог всегда поможет найти общий язык. Особенно, если у людей так много общего, как у всех каратистов, вне зависимости от стиля, школы, клуба или федерации.

Эрраиз:  В таком случае расскажите, что можно сделать, чтобы заинтересовать тех, кто предпочитает традиционное каратэ спортивному. Люди ведь должны видеть плюсы, они должны понимать, что их время будет потрачено не зря. Почему быть с вами лучше, чем без вас?

Антонио ЭспинозАнтонио Эспинос

Эспинос: Да, несомненно, я не могу не согласиться с вами. Думается, мы должны показать искренность, терпимость, уважение, признание, щедрость... а не наоборот. Может быть, спортивные федерации должны тщательнее вникать в те виды деятельности, которые напрямую связаны с историей и философией каратэ. Мы планируем организовать серию технических публикаций на эти темы.

К примеру, после Чемпионата мира в Гвадалахаре мы организовали невероятную фото-выставку. Это – часть нашей истории, таким образом мы высказали дань уважения пионерам спортивного каратэ.

Эрраиз: Я слышал, что такие мероприятия в значительной степени позволяют сократить разрыв между двумя сторонами каратэ.

Что касается мировых лидеров в каратэ, таких как США, Япония, Бразилия, Китай и Иран… все ли спортсмены, выступающие на ваших мероприятиях, являются членами национальных федераций?

Эспинос: Честно говоря, я думаю, что в Соединенных Штатах таких людей (каратистов-индивидуалов) меньше, чем где бы то ни было. Но достаточно спортсменов-индивидуалов (будем называть их так) в Иране и Японии. Гораздо больше - в Индонезии. Есть такие и во Франции.

Эрраиз: А как насчет Испании?

Эспинос: Не так уж много. Хотя, я думаю, количество практикующих каратэ у нас на Родине в разы больше, чем количество зарегистрировавшихся в Федерации.

ЭспинозАнтонио Эспинос

Эрраиз: Но все-таки не 10%, конечно?

Эспинос: Нет, конечно же нет. В Испании, я думаю, стоит говорить примерно о 30% зарегистрированных.

Я не думаю, что на данный момент цифра может быть больше. Все-таки каждый третий или четвертый каратист зарегистрирован в испанской федерации – и это уже неплохо.

На самом деле, давайте будем честны, примерно 75% каратистов находятся за пределами национальных спортивных федераций, они относят себя к разным небольшим группам. Но не к  одной, которая могла бы конкурировать с нами. Хотя многие люди пытаются изображать нынешнюю ситуацию перед Международным Олимпийским Комитетом именно в подобном свете. Получается, что МОК признал лишь каждого четвертого каратиста, а 75% якобы не признаны, потому что находятся «вне WKF». И поэтому, вероятно, возникает мнение, что эти каратисты не смогут получить доступ к Олимпийским играм. И тут многие чувствуют мнимую нечестность: 75% больше, чем 25%!

Эрраиз: Но ведь это просто не соответствует действительности.

Эспинос: Да, но ведь это то, о чем так часто говорят. Хотя подобные разговоры ровным счетом не влияют на общее положение дел.

Эрраиз: А как насчет Японии? Несмотря на конкуренцию между стилями, все-таки кажется, что там у вас довольно внушительная армия последователей.

Эспинос: Ну, по известным данным можно утверждать, что около миллиона японских каратистов присоединились к федерации.

Эрраиз: Существует один важный вопрос, касающийся Исполнительного Комитета WKF. Некоторые ваши противники часто указывают на то, что члены Исполнительного Комитета WKF(ИК), или, по крайней мере, некоторые из них, представляют, мягко говоря, не самые влиятельные в мире каратэ страны. Разумеется, подобным образом намекают на то, что вы, как Президент, стремитесь «усадить» на лакомое место своих людей, которые будут вам обязаны. Правда ли, что таким образом вы обеспечиваете поддержку своих решений необходимым количеством голосов? Что вы можете сказать по этому поводу?

Эспинос: ИК формируется следующим образом: шестнадцать человек избираются, пять соответствуют континентальным федерациям, один в настоящее время, возможно, временно исполняет свои обязанности, плюс Президент.

Это больше, чем двадцать членов!  Из Европы мы имеем представителей Финляндии, Норвегии, Греции, Великобритании, Франции и Испании, которую представляю я. Даже не знаю, можно ли сказать, что мы представляем самые влиятельные страны или наоборот.

От Африки есть Алжир, который имеет весомую репутацию в мире каратэ, Конго, Сенегал и Тунис.

Эспинос

А какие же страны более респектабельными в каратэ? Египет? Но они никогда не направляли свою кандидатуру в ИК, они меняют своего президента раз в два года, у них нет никакой стабильности.

В Северной и Южной Америке Исполнительный Комитет представлен США, Аргентиной, Пуэрто-Рико, Кюрасао и Венесуэлой. Я не знаю, имеет ли смысл вообще обсуждать подобные темы. Вроде бы, все и так ясно.

Эрраиз: Кстати, о Венесуэле… Некоторые люди подвергают критике тот факт, что венесуэльский представитель, Кармен Диас, мать чемпиона Антонио Диаса, не является каратисткой. Вероятно, люди таким образом утверждают, что она морально не имеет права быть законным представителем WKF.

Эспинос: Ну, я даже не знаю, так ли важно быть именно каратистом…  К примеру, в каратэ судья обязан быть каратистом, но футбольный арбитр вовсе не воспринимается, как футболист.

Эрраиз: Я полностью согласен с вами! Политика даже в спорте – это всегда политика.

Эспинос: Да, пример с судьями очень хорош. Хотя, я думаю, что рефери каратэ обладают более высокой квалификацией именно потому, что они были или являются каратистами-практиками. Именно этот факт является гарантией того, что судьи будут делать свою работу правильно.

Но я не думаю, что кто-то может быть дисквалифицирован лишь за то, что не является каратистом. Главное, чтобы человек знал свое дело и исполнял свои обязанности на должном уровне. Ведь по этой логике я должен быть дисквалифицирован сразу после того, как перестал быть практикующим каратистом. Все-таки нельзя дисквалифицировать людей, ведь, в конце концов, Кармен Диас хорошо выполняет возложенные на нее обязанности.

Эрраиз: Завершая данную тему… я полагаю, что с 188 странами-членами WKF, должно быть, трудно выбрать лишь двадцать (или около того) представителей. Ведь Исполнительный Комитет не может состоять из 50 человек.

Эспинос: Нет, конечно, нет! Люди, пытающиеся критиковать нас подобным образом, не знают, как избираются члены ИК. К примеру, правда, что Мексика в настоящее время не имеет представителя в ИК, но ведь в течение очень многих лет мексиканцы были частью Исполнительного Комитета.

Я надеюсь, что в скором времени с нами будет представитель Германии. У них есть новый президент, который очень хочет присоединиться к ИК, и, я искренне надеюсь, что это произойдет после Бременского конгресса.

 

Конец пятой части интервью

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

 

Александр Зенюк

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: