Олег Матюнин: Прежде чем ударить, подумай!..

29 июля 2021

0

Олег Матюнин

Представляем Вашему вниманию интервью с адвокатом адвокатского бюро "Матюнины и Партнеры" по поводу насущного вопроса с участием единоборцев в части, касающейся превышения пределов необходимой обороны.

Редакция: Олег, в двух словах, что такое необходимая оборона?

О.М.: В первую очередь инстинкт и не только человеческий, я думаю, любое живое существо стремится защитить себя. Но не все могут, конечно. Ребенок не может себя защитить от более сильного взрослого. И все же у каждого есть право обороняться, оно дано нам природой. Люди живут по правилам, по общеобязательным юридическим законам, и в одном из них, я имею в виду 37-ю статью Уголовного кодекса, закреплено право на необходимую оборону, указано — кому принадлежит право на защиту от нападения, как оно реализуется и в каких случаях.

 

Редакция: Что закреплено в этой статье? Насколько она сложная для понимания?

О.М.: Пять принципиально важных положений. Сами по себе не сложные, но на практике возникают ситуации, когда один юрист видит в действиях человека необходимую оборону, другой — нет. Что-то можно доказать, что-то нет. Итак, пять идей.

Первая: право обороняться есть у каждого, оно в равной мере есть и у ребенка, и у спортсмена, и у школьного учителя музыки. Больной, здоровый, старый, молодой, мужчина, женщина, боксер или депутат — значения не имеет, у всех есть право на необходимую оборону. Умеете вы драться или не умеете, работаете вы воспитателем в детском саду или мясником на рынке, ни одно из этих обстоятельств никак вас не выделяет.

Вторая идея: защищать можно не только себя лично, но и других людей. Защищать можно как саму личность, так и ее права. Право собственности, например, если пытаются угнать машину, в том числе чужую. В статье также говорится о защите охраняемых законом интересов общества или государства. Под эту формулировку могут попасть, например, посягательства на государственное имущество, объекты культурного наследия. Предположим, происходит уничтожение или порча дорожных знаков, памятников архитектуры. Или другие хулиганские действия. В таких ситуациях у каждого есть право противодействовать происходящему. Но возникает логичный вопрос — по каким правилам и насколько соразмерно?

Третья идея является началом, отправной точкой этих правил. Все общественно опасные посягательства делятся на две категории: опасные и не опасные для жизни. Речь идет о насилии. Если совершается опасное для жизни насилие или высказана, продемонстрирована реальная угроза такого насилия, то разрешается причинять нападающему соразмерный вред вплоть до вынужденного убийства.

Если посягательство не связано с опасным для жизни насилием или угрозой совершения такого насилия, то обороняющийся должен дать также адекватный отпор. Например, если вы видите, что хулиганы разбивают чью-то машину бейсбольными битами и при этом никого не бьют, то вы не можете, к примеру, расстрелять их из охотничьего ружья. Если же вы оказались внутри машины и понимаете из обстановки, высказываемых фраз и действий, что удары битой совершаются с целью добраться до вас и причинить вред вашим жизни и здоровью, то при наличии у вас оружия и достаточных оснований можно применить и его в целях спасения. Не исключаю, что впоследствии придется долго доказывать следователю и суду ваши благие намерения. Гарантий, что правосудие сразу встанет на вашу сторону, увы, нет.

Четвертая идея: во всех ситуациях право на необходимую оборону остается за вами, даже если была возможность сбежать или позвать на помощь. Предположим, вы не сбежали, крича «полиция», «люди помогите», а нокаутировали нападающих самостоятельно. При последующем обращении «пострадавших» за медицинской помощью, либо с заявлением в полицию, разбирательства вам не избежать. Поэтому исходя из правоприменительной практики разумнее и безопаснее не применять ответное насилие, а все же сбежать. Вопрос сохранения чести, достоинства и доброго имени уголовное законодательство не затрагивает.  

Пятая, заключительная идея, на мой взгляд, заслуживает особого внимания. Правило о том, что если напали неожиданно и обстоятельства складывались так, что невозможно объективно оценить опасность нападения, то обороняющийся вправе выйти за пределы необходимой обороны. Это самая сложная часть вышеуказанной 37-й статьи, потому что надо в каждом конкретном случае разбираться.

 

Редакция: Представим: грабители или хулиганы напали на боксера или борца. Спортсмен должен предупредить нападающих, что владеет боевыми искусствами, и может убить этих людей?

О.М.:Давайте я уточню ситуацию, чтобы избежать двусмысленности. Если мы говорим о чистой самообороне, то никаких предупреждений делать не нужно. Нет такого правила — предупреждать нападающих. В то же время у спортсмена нет права на ломание носов, ребер или убийство только потому, что он спортсмен или потому что вслух предупредил пьяного хулигана. Может быть, негодяя достаточно оттолкнуть или в крайнем случае «заломать» и пресечь незаконные действия. Пресечение противоправных действий отнесено законодательством к функциям полиции, а не граждан-спортсменов.

 

Редакция: В каких случаях спортсмен может безнаказанно убить нападающих?

О.М.: Убийство человека при любых обстоятельствах является одной из крайне жестких форм поведения. Убийство нападающих не является превышением пределов необходимой обороны в двух случаях.

Первый: если угрожали насилием, опасным для жизни самого спортсмена или тех, кого он защищал. Или совершали такое же насилие. Предположим, хулиган бросился с ножом и причинил колюще-режущие раны. В этом случае закон ответную реакцию не ограничивает. Но надо понимать, что убийство после того, как нападение уже закончилось, будет квалифицироваться как убийство, то есть преступление. Например, нож из рук хулигана выбил, повалил пьяного на землю и начал наносить преступнику смертельные удары — тем же ножом или кулаками. И я сразу оговорюсь, что подобные истории не имеют заранее прописанного конца: квалификация преступления и позиция суда по делу могут меняться. Дела по самообороне очень непростые. Если спортсмен наносит смертельные удары осознавая, что опасное для жизни нападение окончено, то, исходя из существующих правил, должен нести за это ответственность.

И здесь мы подходим ко второму случаю освобождения от ответственности.

Предположим, нападающие блефовали. Показывали муляжи оружия, взрывных устройств, выдавая их за настоящие. Направили на человека пистолет, грозили убить. Он их всех без предупреждения покалечил, обезвредил, а после следствие установило, что напали с игрушками. Ответственности не будет, потому что не было возможности объективно оценить опасность нападения. Но я повторю, рассказывать просто, доказывать сложнее. Нюансы есть всегда. При убийстве тщательно проверяются все доводы и, как правило, через призму возбужденного по данному факту уголовного дела. Свою невиновность еще необходимо доказать.

 

Редакция: Однажды кто-то высказался, что спортсмена, который занимается боевыми искусствами, надо приравнять к боевому оружию. Это юридически возможно?

О.М.: Звучит красиво, но если порассуждать, предложение не вполне обоснованное. Предположим спортсмен — оружие, но кто управляет этим оружием? Разве не он сам? Если оружием считать не спортсмена как лицо, а его специальные навыки, то надо учитывать несколько обстоятельств.

Во-первых, вид единоборства, которым человек занимается. Как показывает практика, смешанные единоборства по совокупности болевых, травмирующих приемов и техник опаснее бокса, а боевое самбо опаснее тхэквондо.

Проблема еще в том, что готовность идти до конца на ринге — хорошее, поощряемое на тренировках качество, но в уличном столкновении с преступниками такой настрой может только ухудшить положение обороняющегося, ведь рефери, который бы остановил уличный поединок, может рядом не оказаться.

Я аналогию с оружием не принимаю, потому что она не учитывает характерного для ситуации внезапного нападения поведения спортсмена – защиты. А вот в чем будет заключаться защита — другой вопрос, и не факт, что спортсмен обязательно всем переломает носы и кости.

 

Редакция: То есть Вы считаете, что поведение единоборцев при внезапном нападении может существенно различаться?

О.М.: Именно. Повлиять на реакцию может многое: не только вид единоборства, которым парень занимается, но и сколько лет занимается, обучался ли отдельно приемам самообороны, воспитание родителей, круг общения, какие в этом кругу ценности, имеет ли образование, получил ли основы юридических знаний, в конце концов не на последнем месте стоит интеллект.

И я считаю, что с ребятами надо разговаривать на эти темы, чтобы просвещением занимались лидеры отрасли — авторитетные спортсмены. В одном из интервью олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Юрий Мельниченко рекомендовал держаться подальше от уличных конфликтов с применением физической силы. Вот оно, правильное, взвешенное отношение к ситуации.

 

Редакция: Спасибо. В заключении давайте поменяем ракурс. Как вы относитесь к идее строже наказывать насильственных преступников, если они прошли боевую спортивную подготовку и пользуются своими возможностями при нападении?

О.М.: Была такая инициатива. В 2012-м году на фоне резонансного уголовного дела, возбужденного в 2011 году в отношении Расула Мирзаева, в Государственную Думу РФ поступил законопроект. Предлагали внести в статью 63 УК РФ отягчающее обстоятельство «совершение преступления с применением навыков силовых единоборств против невооруженного лица, который заведомо для применяющего не обладает подобными навыками», а во вторые части статей 105, 111, 112 УК РФ — квалифицирующий признак «с применением навыков силовых единоборств против невооруженного лица, который заведомо для применяющего не обладает подобными навыками». Проект отклонили, но не потому, что сочли неправильным или вредным, были вопросы к проработке норм. Юристы не поняли, что понимать под силовыми единоборствами. И было непонятно, как степень владения навыками единоборств должна соотноситься с наказанием.

Полагаю, воплотившись в жизнь, поправки могли сработать против спортсменов. Сам факт занятия боевыми видами спорта сделался бы «криминогенным». При формальном судействе факт того, что ты спортсмен, мог бы вести к ужесточению уголовной репрессии единоборцев по сравнению с другими гражданами. И не исключаю, что это привело бы к спаду популярности боевых видов спорта прежде всего у самих спортсменов. Как видите, законопроект, мягко говоря, неоднозначен, по нему можно долго спорить.

На самом деле у судей есть возможность наказать преступника строже, если он прошел боевую спортивную подготовку, т.е. профессионально дерется, знает, как покалечить или убить человека и применил эти умения, совершая преступление. И вот почему.

Во-первых, суд при назначении наказания должен учитывать личность виновного. Суды не должны принимать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей. Что касается сведений о спортивной подготовке, то на их счет никаких специальных указаний нет. Поэтому суд, исходя из обстоятельств дела, может учесть спортивную подготовку в качестве отрицательной характеристики личности преступника и назначить более строгое наказание.

Во-вторых, есть такие отягчающие обстоятельства, как «наступление тяжких последствий в результате совершения преступления» и «особо активная роль в совершении преступления», закрепленные в статье 63 УК РФ. Они тоже могут оказаться к месту в ситуации нападения со стороны боксера, борца, самбиста или другого натренированного бойца.

Главное, чтобы оценка давалась по обстоятельствам содеянного. Нельзя наказывать спортсмена строже только за то, что он хорошо дерется. Надо всесторонне оценивать и его личность, и что он натворил.

 

Редакция: И последний вопрос, Олег Валерьевич. На ваш взгляд, какие меры надо принимать, чтобы повышалась юридическая грамотность единоборцев?

О.М.: Я думаю, это комплексная задача, главное, не превращать ее решение в формальность, в скучные лекции или видеоролики ни о чем. Важно на самом деле все: и как тренировочный процесс построен, и что тренер говорит, какие установки формирует. Один мастер может внушать ребятам идею превосходства и безнаказанности, другой подойдет более ответственно, проведет не одну беседу, чтобы ученики задумались о последствиях применения силы.

Важно, чтобы чемпионы были положительным примером, встречались, рассказывали. И тренинги по самообороне важны. И много чего еще. Наше адвокатское бюро, например, проводит встречи с молодежными и спортивными коллективами, разъясняет уголовный закон, необходимую оборону, и не только.

С другой стороны, я вам так скажу. Мы давно не в 90-х, когда наиболее жестокие ОПГ состояли из спортсменов-единоборцев и наводили ужас на всю страну. Спортсмены сейчас могут реализовать себя в законных сферах деятельности. Главное, чтобы государственная поддержка спорта нарастала, развивалась экономика, и от людей не отказывались, не бросали в трудные времена. Ужас 90-х возник не от юридической безграмотности, а потому что одно государство погибло, а другое было слишком слабым, вот и начался беспредел. Сейчас у нас стабильное государство с эффективной системой деятельности силовых ведомств и монополией на применение силы. Многие конфликты можно разрешать как правовыми методами, так и на спортивных спаррингах оппонентов.

В полноценном гражданском обществе, в котором соблюдаются права и интересы граждан, физическое насилие должно со временем уступить место интеллигентному разрешению споров.      

 

Специально для Karate.ru Борис Титов

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене, наш портал в Яндекс.Новостях и Google.Новостях!
Оперативные новости из мира единоборств и эксклюзивные материалы.

Мир каратэ

Мы в соцсетях: