Все о каратэ 
и единоборствах


Андрей Тимофеев: "Если у тебя есть последователи - ты уже успешный тренер"

Правила каратэ - вещь весьма динамичная. Как изменения в них влияют на подготовку спортсмена? Как сделать каратэ более зрелищным? На эти вопросы ответил старший тренер московского клуба каратэ "Маяк", тренер высшей категории Андрей Тимофеев. Тренерскую работу Андрей Анатольевич совмещаетс с судейской. Рефери международной категории, председатель судейского комитета Московской Федерации каратэ пообщался с корреспондентом karate.ru

Андрей Тимофеев

- Ваш тренерский стаж свыше 25 лет. Какое поколение спортсменов вы считаете более талантливым?

- Сложно сказать… Талант это ведь не самородок? Талант - способности человека, проявляющиеся  с приобретением опыта. Опыт – совокупность знаний и умений. Можно мастерски выполнять один единственный удар и выигрывать им соревнования, а можно применять для тех же целей массу технических приёмов. Так кто же будет талантливее? К тому же, спортивное каратэ меняется с каждыми нововведениями в Правилах, а значит, меняется технический арсенал. Сравнивать с точки зрения «кто талантливее» спортсмена, выступавшего в  95-м году со спортсменом, выступающим сегодня, неправильно. Я думаю, что, если оценивать поколения спортсменов, то нужно это делать с позиции «вложение – отдача». Если так, то это, безусловно, поколение, занимавшееся в 90-х годах. Знаний было меньше, получить значимую отдачу было проще. И массовость несравнимая с сегодняшним днём. Я могу, конечно, перечислить своих спортсменов, которых считаю талантливыми. Тех, кому не надо было постоянно  из-за татами что-то подсказывать. Кто сам грамотно оценивал ситуацию и принимал правильные решения. Их было, навскидку, за всё время 10-12 человек. 

- Насколько велика разница между каратэ в 80-90-ых годах и сегодняшним временем?

- Если мы говорим о виде спорта "каратэ" - большая, если не сказать, что огромная. Опять же, Правила определяют то, что делают спортсмены на татами, формируют арсенал. Так что разница в каратэ разных годов – это разница в Правилах. А интереснее, на мой взгляд, была версия, когда за удары рукой в затылок или во время падения, можно было заработать 2 балла (НИХОН). Я не помню номера этой версии, но тогда Правила больше стимулировали спортсмена к разнообразию в технических действиях. Это только на мой взгляд.

- Есть ли у вас секрет воспитания чемпионов?

- Сам бы хотел узнать! На самом деле, какой секрет? Люди все разные, разный подход. Я не про группы начинающих сейчас говорю, а про тех, кто уже год-два в поединках выступает. У меня не секрет воспитания есть, а определённые требования, совсем не секретные, выполняя которые, кстати, можно научиться добиваться результата. Главное из этих требований – дисциплина. А вообще, я считаю, что будущее любого вида спорта в научных изысканиях. Поэтому все секреты ещё создаются.

- Среди ваших воспитанников немало спортсменов, которые уже сами стали тренерами. Что необходимо талантливому каратисту, чтобы стать не менее успешным тренером?

- Опять талант… Хорошо, пусть будет. А что значит, «успешный тренер»? Вырастивший ещё один «талант», или подготовивший десяток просто призёров, не чемпионов? А может, имеющий крепкую группу понятливых учеников, для которых важен больше сам процесс обучения? Думаю, в любом случае, необходимо: терпение, понимание того, что результат не появится сразу, умение распределять внимание между занимающимися, требовательность. В дальнейшем: правильная оценка возможностей спортсменов, здоровые амбиции. У меня самого, например, ученики раньше, чем на 2-м году тренировок, к технике спортивного поединка не приступают, поэтому какие-то результаты мы ждём лишь к 3-4-му году обучения.  Ведь каратэ это не только спорт, в конце концов. Поэтому, если у тебя есть последователи, то ты уже успешный тренер.

- Ваш путь в каратэ начался еще в 70-ых годах. У кого вы тренировались сами и брали необходимые знания?

- У Владимира Сорокина я начинал заниматься стилем Сито-Рю. Это было в 1978 году. Потом немного занимался стилем Сен’Э в Тушино. Потом моим тренером был Павел Смирнов, бывший десантник, и стиль там не определялся. Потом я служил 3 года, и мы занимались в основном рукопашным боем. А после окончания службы, в 1984 году, я стал заниматься каратэ под вывеской «секция дзю-до».

В 1989 году встретил Виктора Васильевича Смекалина, который нашу секцию курировал ещё в 1978, начал работать с ним. Стиль Шото-кан был выбран благодаря семинару Вацлава Антонака в 1990, который проводила  Всестилевая федерация каратэ СССР под руководством Владимира Томилова. На него мы поехали почти всем тренерским составом клуба. И, конечно, благодаря Болеславу Войшко и Евгению Марарову, которые тоже тогда работали в клубе «МАЯК».

Ну а знания я и сейчас стараюсь приобретать постоянно. Порой это случается довольно неожиданно. Это может быть информация из совершенно разных источников, даже неожиданные действия спортсменов могут тебе дать пищу для размышлений, если ты, конечно, этого не боишься и не придерживаешься стереотипов.

- Как вы пришли к судейству? Правда ли, что для того, чтобы стать объективным судьей необходимо перебороть в себе спортсмена?

В 1990-м году я первый раз судил наши клубные соревнования, поскольку некому было. После, когда мы стали на другие соревнования выезжать, приходилось всем тренерам судить, судейский корпус, как таковой отсутствовал. Я не очень-то этого хотел, но Виктор Васильевич Смекалин, сказал мне: «Надо», и я ответил: «Осс»! Только в 1995 году я впервые прошёл судейский семинар ВФК и получил судейскую категорию официально. Почему спортсмена надо перебороть для объективности судейства? Может, тренера? Я не знаю, я никого не перебарывал. Просто иду на площадку и работаю. Раньше, когда рефери мог сам оценку предложить, сложнее было. Сейчас проще, судьи решают, было ли техническое действие оцениваемым. Поэтому в глазах зрителей рефери не всегда удаётся выглядеть объективным. Но это ни о чём не говорит. Объективность – отсутствие предвзятости, нейтральность. В какой-то степени – мера честности. Ну да, возможно, кому-то и надо перебарывать себя. Оттого и судей меньше, чем тренеров.

- Считаете ли вы, что для попадания в программу Олимпиады, каратэ должно стать более зрелищным, а правила должны стать предельно просты?

- Зрелищным – 100%. Но вот как этого добиться, чтобы и от травм уйти и поединок не потерять? Поэтому Правила достаточно часто и претерпевают изменения. Все мы в поиске находимся, в процессе. 

Мне, как я уже говорил, нравится старая версия Правил, где возможно было получить оценку за удар в затылок, отличный от удара в лицо. И бросать там можно было разнообразнее. Но для понимания неискушённого зрителя наверно эти Правила не были достаточно простыми и понятными.

- Система видеоповторов, которую внедряет WKF, сможет ли исключить судейские ошибки? Какие еще технические нововведения необходимы каратэ?

- Частично добавляет. Сам был в ситуации, когда работая рефери, видишь удар, нанесённый вскользь, а на повторе, в плоском изображении – попадание. Ошибки есть всегда, и всегда будут. Людям это свойственно. Этого не избежать. А над проблемой уменьшения их количества в нашем виде спорта трудится Технический и Судейский комитет WKF.

Не знаю, какие нововведения ещё нужны. Не торопился бы с этим. Может быть, вернуть отдельные моменты старых Правил, связанные с взаимодействием судей с рефери? Наверное. А то ведь на все технические нововведения столько денег понадобится, что массовости нам это однозначно не добавит.

- Как влияют, на ваш взгляд, частые изменения в правилах на подготовку спортсмена?

- Плохо. И ещё больше проблем эти изменения создают тренеру. Я после таких изменений уже несколько раз серьёзно менял свои концепции, оставаясь при этом без половины арсенала технических действий. Это было, когда ввели новые накладки, когда отменили захваты за ноги при бросках, при отмене 2-х секунд на добивание противника, всего не вспомню сейчас. Но ведь мы сами ничего не можем изменить, верно? Ругаем эти изменения, но продолжаем работать. Кто говорил, что будет легко?

- Как сочетается ваша работа тренера, судьи, административного работника? Все эти специальности дополняют друг друга?

- Безусловно, дополняют. Вот только времени из-за такого сочетания не остаётся ни на что, но этим я мало кого удивлю. Работая судьёй лучше понимаешь, как надо бы поступить спортсмену в определённой ситуации, что можно было бы сделать для достижения результата. Оцениваешь всё, что делает спортсмен, осмысливаешь это, что бы потом применить в работе тренером. Знания Правил позволяют создавать более результативные атаки и эффективней действовать в защите. Хотя, судьёй для этого быть совсем необязательно. Хочешь научиться чему-то, что-то понять – не тусуйся на соревнованиях и не убегай после своего выступления или выступления своего спортсмена. Смотри и думай. Это – один из способов получения Знаний. Работая тренером, привыкаешь к скорости передвижений спортсмена и быстроте выполнения им технических действий. Административная работа напрямую не дополняет тренерскую или судейскую деятельность, но это лишь другая их сторона. 

- Могли бы вы назвать свои главные успехи в каратэ. Как спортсмена, как тренера и как судьи?

- Главные успехи? Считаю, что всё это относительно. И не главное совсем. У меня есть друзья, у меня есть ученики. Это – главное. А успехи: как у спортсмена – они уже были, как у тренера – они ещё будут, как у судьи – решать не мне.

Сергей Челышев

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: