Все о каратэ 
и единоборствах


Интервью c чемпионом мира по ката Антонио Диасом

18 июня 2013

0

ката Антонио Диас

Интервью взято 20 марта 2011 года автором сайта karatebyjesse.com.

Я взял интервью у чемпиона мира по ката Антонио Диаса. Он приехал из Венесуэлы в Швецию ненадолго, чтобы победить в нашем самом большом ежегодном соревновании по ката, а на следующий день провести прекрасный семинар.

Список достижений, фотографии и видео Антонио вы можете найти в его профиле на нашем сайте.




Вопрос:  Прежде всего, где вы родились и когда?

Дианс: 12 июня 1980 года в Каракасе. Мне 30, почти 31.

 

В.: Стареете помаленьку.

Д.:  Да (смеется).

 

В.: В каком возрасте вы начали заниматься каратэ?

Д.: В 5 лет. То есть официально в 5, но еще раньше мой отец сам занимался каратэ, и я время от времени смотрел на его занятия и повторял за ним. Он стал учить меня наносить удары и всему остальному. Потом он стал брать меня на занятия. Наш сэнсэй практиковал шотокан. Так что моим первым стилем был шотокан. Это продолжалось всего 5 месяцев, потом мой тренер переехал. У меня были друзья в другой группе, которые практиковали шиторю.

 


В.: Подумать только, ваш следующий стиль был шиторю! (нынешний стиль Диаса).

Д.: Нет, я начал в шитокай, с японским тренером в Венесуэле. Это был первый японец в каратэ, живущий в Венесуэле, его звали Шоко Сато. Это и было официальное начало моих занятий. То, что было раньше, когда я практиковал шотокан - это не считается, это длилось всего 5 месяцев, мне было всего 5 лет.

 

В.: А почему вы продолжили свои занятия? Из-за отца?

Д.: Наверное, да, но мне и самому это нравилось. У меня там было много друзей.

 

В.: Вы никогда не занимались футболом или другим видом спорта, а выбрали каратэ, как это сейчас делают многие ребята?

Д.: Да, я понимаю, о чем вы. У меня это шло из семьи, мои родители оба занимались каратэ.

 


В.: Понятно. И вы с самого начала стали принимать участие в соревнованиях?

Д.: Нет-нет. Ближе к 9 годам, где-то так. Вначале были только регулярные тренировки.

 

В.: А как прошло ваше первое соревнование?

Д.: Ну... не очень хорошо.

 

В.: Как? Вы не все время побеждали?

Д.: Нет, нет. Я был не такой уж и спортивный. Я был круглощекий такой. Не то чтобы я был очень плох, но я не был как те ребята, о которых вы говорили.

 

В.: Не такой спортивный?

Д.: Именно. Не такой как эти детишки, на которых смотришь и думаешь: «Вау, они и в самом деле хороши!». Такие ребята, которые для своих пяти лет просто совершенство.

Я совсем не был таким. Даже моя мама, когда я возвращался с соревнований с плохими результатами, говорила, что вряд ли у меня будет хорошо получаться.

 

В.: Забавно!

Д.: Думаю, главным было то, что мне нравилось заниматься каратэ. Атмосфера, друзья, да и все, кто посещал занятия. Я ежедневно занимался. Когда уехал мой японский учитель, я продолжил у венесуэльского, который сам раньше занимался у японского. Он дал мне возможность больше выступать на соревнованиях. Он предполагал, что у меня есть некоторые способности. И почему бы с ними не поработать? Я стал занимать вначале третьи, а потом и вторые места. А когда мне было 13 лет, появился шанс участвовать в чемпионате Америки для юниоров. Я выступал в кумитэ. И победил! А потом я стал чаще побеждать и в ката.


 


В.: Значит,Вот оно первоначально вы соревновались и в кумитэ?

Д.: Да, лет до 17-ти.

 

В.: Интересно. А сейчас? Только ката? Или и то и другое?

Д.: Да, иногда, для удовольствия. Мне нравится кумитэ, нравится смотреть соревнования. У меня много друзей в национальной команде, мы дружим и помимо каратэ. Так что иногда я для удовольствия могу потренироваться с ними. Но они знают, что нужно действовать осторожно, чтобы не травмировать меня.

 

В.: Понятно. То есть вы практикуете больше кихон и ката, чем кумитэ. В связи с этим мой следующий вопрос. Многим нравится или только спортивное каратэ, или только традиционное. И часто представители этих двух лагерей недолюбливают друг друга. Что вы об этом думаете?

Д.: Да (смеется). Я думаю, думаю... что мне не нравится война между этими лагерями. Есть спортсмены, которые занимаются каратэ только ради соревнований, или только кумитэ, чтобы научиться драться. Мне это не очень нравится. Меня привлекает изучение традиций, истории и философии каратэ. Хотя многие традиционно настроенные люди говорят, что соревнования – это плохо. Я думаю, что соревнования сделали для каратэ много хорошего. Например, за счет соревнований каратэ стало всемирно известным. Многие приверженцы традиций никогда бы не начали практиковаться в каратэ, если бы не соревнования. Хотя их много критикуют, я не думаю, что соревнования - это так плохо. Конечно, есть некоторые изменения. Вы знаете, может, никто и не собирается смотреть на соревнованиях на такое вот каратэ (демонстрирует четыре двойных последовательности гедан барай/шико даши в традиционном варианте годзю-рю). Это очень традиционно, и они упрекают спортивное каратэ в изменениях ради зрелищности. Можно взять все лучшее из обоих направлений. В спорте тоже есть кое-что хорошее, например, техничность, которую тоже можно использовать.

В.: В связи с тем, что было сказано, следует ли большему количеству людей соревноваться? Может быть, люди судят о том, чего на самом деле не понимают?

Д.: Я думаю, людям следует соревноваться, если им это нравится. Но, может быть, кому-то стоит попробовать, чтобы знать, как это происходит. Это хорошо для постановки целей тренировки, вроде «сейчас мне нужно стать лучше в том-то», или чтобы просто ощутить дух соревнований. Главное – получать удовольствие от этого. Если человек чувствует, что хочет соревноваться – значит, ему стоит попробовать.


 


В.: Вам это всегда доставляет удовольствие?

Д.: Да. Конечно, было одно время, когда я ощущал слишком большое давление. Однажды, после того как я занял третье место в Мадриде, в первый раз, на чемпионате мира в 2002-м. Это было для меня действительно важное время. В полуфинале я был очень близок к победе, и думал, что могу завоевать медаль. А следующий раз, в 2004-м, я дважды встречался с Валдези и победил его, думаю, трижды еще перед чемпионатом мира в Мехико. Третий мой чемпионат мира был в Америке, я уже победил его, и это стало эдаким «гвоздем программы», и все такие  думали: «Вот оно, сейчас он выиграет!». И на том соревновании я не получал удовольствия. Я чувствовал слишком большой груз на плечах, слишком большое давление, и не знал, как с ним справиться. Это был один из турниров, который мне не понравился. Слишком большое напряжение. Я ходил такой весь: «Я должен это сделать! Я должен это сделать!». Я слишком много об этом думал, и не мог получать удовольствия. А после того как я проиграл в третьем раунде, мне надо было утешиться. И в течение двух раундов были совсем другие ощущения. Я почувствовал себя свободным и был на себя зол. Но я использовал это как свое преимущество.

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: