Все о каратэ 
и единоборствах


Интервью с Лукой Валдези

09 июня 2013

0

ката Лука Валдези

Лука Валдези не нуждается в рекомендациях и особых представлениях. Взошедший на Олимп мирового каратэ он все уже всем доказал. Соперничество с французскими, испанскими и, конечно, японскими мастерами в исполнении ката сделали его тем, кем он является сейчас. Приятно, что с таким известным мастером по ката в свое время нашел общий язык, с целью взаимного сотрудничества, и самый известный российский тренер Сергей Зотов. Данное сотрудничество принесло ожидаемые результаты. Успехи российских катистов не заставили себя ждать. Представляя интервью с Лукой Валдези надеемся в ближайшее время представить вашему вниманию интервью и с самим Сергеем Зотовым.  

 

Вопрос: Прежде всего, хочу поблагодарить тебя за то, что смог выкроить время для интервью из своего невероятно плотного графика. Начнем с самого начала: когда и почему ты решил заняться каратэ?

Лука Валдези (ЛВ): Взяв пример с отца и дяди, которые были каратистами, я начал делать первые шаги в этом боевом искусстве еще в 1982 году.

 

Вопрос: Выходит, тебе было всего шесть лет! А в каком возрасте ты начал заниматься по-настоящему?

ЛВ: Думаю, когда мне было лет 14-15.

 

Вопрос: Изменились ли твои тренировки после того, как ты начал заниматься серьезно? И если да, то как?

ЛВ: Ну, в то время мои тренировки, как правило, состояли из общей физической подготовки. То есть, без каких-либо отягощений, просто нагрузки с собственным весом — отжимания, подтягивания... и само собой бег, много и в разном темпе! Кроме того, я не переставал совершенствовать технику каратэ.

 

Вопрос: А как выглядит твой обычный тренировочный день сегодня?

ЛВ: По-разному. Например, сейчас я полностью сосредоточен на предстоящих соревнованиях. Я тренируюсь вместе с отцом, упорно работая над ката. Но так бывает не всегда. Мой сэнсэй меняет интенсивность тренировок в зависимости от моего самочувствия. Когда человек постоянно работает на пределе своих возможностей, то рано или поздно наступает застой. Это закономерно... В общем, обычно я провожу две тренировки в день продолжительностью около полутора часов.

 



Вопрос: Круто. Если же посмотреть более широко, то каким образом, по-твоему, изменилось каратэ как вид спорта с тех пор, когда ты начал заниматься (а это было 22 года назад!)?

ЛВ: Во-первых: я считаю, что каратэ — это каратэ. Для меня нет разницы между «традиционным» и «спортивным» каратэ.

 

Вопрос: Твое мнение идет вразрез с общепринятой точкой зрения.

ЛВ: Могу сказать только одно — я занимаюсь тем самым каратэ, что и 30 лет назад (когда на Сицилии не проводились еще никакие соревнования)! За эти годы мне пришлось повидать много так называемых «традиционных» каратистов. Честно говоря, я уверен, что многие из них могли бы достичь бόльших результатов. Они выполняют движения и приемы очень медленно, не пытаясь развивать свое мастерство. Разумеется, со временем они выходят на достойный уровень, но это случается зачастую слишком поздно... Мое видение каратэ заключается в том, что человек должен представлять себя в условиях реального боя.

 

Вопрос: Можно поподробнее?

ЛВ: Видя перед собой противника, я стараюсь действовать на опережение. Если я хочу нанести мощный удар, то мне следует помнить, что мощь — это сила в сочетании со скоростью. Для этого нужно приложить немалое усилие. В рамках «традиционной» философии каратэ нельзя забывать — каждое движение (шаг/удар) всегда начинается с ног и бедер. Если я неправильно расположил ноги, то я не смогу включить их в работу. Многие каратисты начинают движение с плеч, как бы  желая толкнуть противника... тут и речи не может быть о киме.

 

Вопрос: Любопытно. Не могу не согласиться с твоими словами. Если не возражаешь, такой вопрос —  какое определение ты бы дал термину «киме»?

ЛВ: Киме — это короткое и резкое сокращение мышц с последующим их расслаблением.

 

Вопрос: Здорово! Теперь вернемся к твоим выступлениям. Не люблю поднимать такие темы, но все же — твою технику часто критикуют за отход от «традиционного» ката шотокан. Что бы ты мог ответить?

ЛВ: Да, через несколько лет тренировок моя техника начала меняться — когда у меня сформировалась собственная философия каратэ, когда я понял, что нужно преодолевать свои возможности... когда я научился ВИДЕТЬ реального противника перед собой! Мне кажется, что сторонники «традиционной» школы все никак не могут смириться с тем, что я выполняю мощный толчок в начале движения. В чем причина, я не знаю. Само собой, когда боец развивает высокую скорость, то техника может слегка нарушиться. Но я считаю, что лучше немного отступить от техники, чем проиграть бой...

 

Вопрос: Это напоминает принцип «иккэен хиссацу», который широко распространен в японских боевых искусствах — «одним ударом наповал». Поскольку ты уже затронул эту тему ранее, то следующий мой вопрос будет звучать так — как ты относишься ко всей этой суматохе вокруг противостояния между «спортивным» и «традиционным» направлениями, которая царит в современном мире каратэ?

ЛВ: Как я уже говорил: для меня нет разницы! Каратэ — это каратэ. Целостность тренировок не должна нарушаться: ката, кихон, кумитэ, самозащита, философия... В частности, если мы говорим о кумитэ, то я считаю, что современный «спортивный» каратист куда опаснее среднестатистического «традиционного» бойца. Я убежден, что удар Манискалко [Стефано Манискалко, многократный чемпион Италии, Европы и мира по кумитэ] способен отправить человека на тот свет. По силе его удар не уступает ударам лучших мастеров традиционного каратэ, а то и превосходит их...

 



Вопрос: Не спорю. Люди часто недооценивают тот уровень физического и психологического напряжения, которому подвергаются лучшие спортсмены-каратисты современности. Но как быть с обычными любителями? Обязательно ли им принимать участие в соревнованиях? Хотя если брать самый начальный уровень, то там даже нет никаких турниров!

ЛВ: Принимать участие в соревнованиях не обязательно...

 

Вопрос: Как?!

ЛВ: Каратэ — это способ лучше узнать себя. Регулярные нагрузки на организм — день за днем, за гранью человеческих возможностей — повышают мастерство и укрепляют характер. Считаю это одним из достоинств японцев: их невероятное отношение к труду. В их менталитете заложено, что человек должен всегда работать. И я работал. Моими учителями были великие сэнсэи из школ Шираи, Такаси и Канадзава. А соревнование — это всего лишь соревнование. Для меня главным атрибутом соревнований является необходимость идти на жертвы — как в физическом плане, так и в психологическом.

 

Вопрос: Разделяю твою точку зрения. Но даже несмотря на то, что в твоей жизни существуют более важные вещи, чем соревнования, если бы тебе пришлось выбрать единственный, наиболее памятный момент за все эти годы, то что бы это было? Что запомнилось тебе больше всего?

ЛВ: На данном этапе я всецело поглощен подготовкой к выступлениям. Я стал тренироваться намного больше. Поэтому вся моя жизнь проходит в стенах додзе. Больше всего мне, пожалуй, запомнилось повторное завоевание титула чемпиона мира в индивидуальном разряде.

 

Вопрос: Почему так?

ЛВ: Ну, я считаю, что любой человек может стать чемпионом один раз… но только единицы могут подтвердить свой титул во второй раз… а затем в третий раз, да еще в Японии. Для меня это бесценно — как в рекламе Master Card [смеется]!

 

Вопрос: Точно, бесценно! Если не возражаешь, задам вопрос следующего плана: по твоему мнению, как долго ты еще сможешь показывать такие высокие результаты? Ну, то есть, ты ведь так долго выступаешь!

ЛВ: Для меня соревнования — интересная и увлекательная часть каратэ, которая следует за тяжелой и изнурительной работой в додзе. Когда интерес угаснет, тогда я и остановлюсь.

 

Вопрос: Ранее ты вспоминал о тренировках в известных японских школах каратэ (шотокан). Расскажи, пожалуйста, как влияли на тебя учителя на протяжении этих лет.

ЛВ: С удовольствием. Все это время я старался усвоить их философию карате, а не просто запомнить движения. В этом плане моя техника каратэ идеально сочетает все лучшие традиции и наработки (как мне кажется). Своими достижениями я обязан лучшему в мире сэнсэю — моему отцу. Он учился вместе со мной — и для меня. Вместе мы искали наш путь. Под его влиянием я переходил из одной школы в другую, от одного инструктора к другому. Он развивал во мне желание учиться и двигаться вперед.

 

Вопрос: Другими словами, постоянное впитывание массы конструктивных идей и методик формирует продуктивное мышление с готовностью к непрерывному совершенствованию — в результате, это неизбежно приводит к успеху. Такой поход известен как Karate Nerd™ («одержимость каратэ»)…

ЛВ: Я знавал многих сэнсэев «традиционного» карате, считавших себя лучшими. Они не спешили делиться своими знаниями... а их ученики всегда занимались по одной и той же методике. Это глупо! Но, к примеру, мой сэнсэй работает инструктором по самообороне в полиции. В его технике важна не только «форма»...

 

Вопрос: Продолжая разговор о твоих учителях. Когда-то мне попалось высказывание Конфуция [известного древнекитайского учителя, философа и мыслителя, жившего в 551-479 гг. до н.е.]; он говорил: «Не стань учителем для детей своих». Как, с этой точки зрения, сложились отношения между тобой и твоим сэнсэем (отцом)?

ЛВ: Учитывая то, что я говорил ранее, ответ на этот вопрос, думаю, очевиден. Для меня мой отец — сэнсэй не только в додзе, но и в жизни. Мне повезло.

 

Вопрос: Здорово. Кажется, наше интервью подходит к завершению, но напоследок я должен задать один важный вопрос, ответ на который интересует всех: как стать лучшим в мире — таким, как ты?

ЛВ: Во-первых: уяснить себе, что твои действия должны быть быстрыми. Это повышает шансы на выживание. Во-вторых: РАБОТАТЬ! И помнить — в карате 90% результата зависит от умения думать.

 

Вопрос: Супер. Можешь разъяснить последнее предложение? Речь идет о психологическом тренинге?

ЛВ: Если мозг понимает, что мне нужно, мышцы быстрее находят оптимальный выход из сложившейся ситуации... И да, в свое время я выполнял ряд упражнений для психологической подготовки, но это было только перед соревнованиями. Однако теперь я понимаю, что лучшей работой и для тела, и для мозга является РАБОТА! Это вроде как экзамены в университете — если студент посещает занятия, то проблем у него быть не должно. Правильно? А вот и нет, все зависит от подготовки.

 

Вопрос: Так ты не используешь приемы психологической подготовки, которыми мог бы поделиться с читателями?

ЛВ: Нет. Представь своего противник и сражайся с ним.

 

Вопрос: Итак, мы поговорили уже и о прошлом, и о настоящем. Давай завершим это интервью взглядом в будущее: какие, по-твоему, изменения в лучшую сторону ожидают спортивное карате?

ЛВ: Каратэ — это каратэ. Улучшения возможны при наличии грамотного подхода. Но никто не скажет, в каком направлении будет идти дальнейшее развитие.

 

Вопрос: Верно... а как насчет того, чтобы каратэ включили в программу Олимпийских игр?

ЛВ: Слишком большое количество людей тратит время на обсуждение этого вопроса...

 

Вопрос: Ладно... тогда не мог бы ты поделиться своими планами на будущее?

ЛВ: Я хотел бы передать свои знания людям, которые готовы их принять.


Источник интервью: karatebyjesse.com

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: