Все о каратэ 
и единоборствах


Интервью Антонио Эспиноса. Часть 9

Как сообщает официальный сайт wkf.net, журнал Budo International опубликовал интервью с президентом WKF Антонио Эспиносом. На самом ресурсе предложены три версии интервью: на английском, французском и испанском языках. Мы решили разместить русскоязычную версию материала, разделив ее на несколько частей. Данная статья представляет собой девятую из серии. 

Предлагаем ознакомиться и с предыдущими: 

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Пятая часть.

Шестая часть.

Седьмая часть.

Восьмая часть.

Автор интервью с Эспиносом – Сальвадор Эрраиз.

Эрраиз: Теперь давайте обсудим проблему, которая, казалось бы, никогда не будет решена. Я имею ввиду непомерный авторитет японских мастеров в Испании. Причины понятны, все-таки сам образ японца внушает какой-то священный трепет, невольно ассоциируется с каратэ. Японские мастера обладали большой властью в испанском каратэ, но вам, как новому Президенту испанской федерация, нужно было утверждать авторитет подвластной вам организации.

Эспинос: Да, вы правы. Возьмем, к примеру, 1984 год.  Были японцы, такие  как Ясунари Ишими, полные энтузиазма и энергии. Многие считали, и не безосновательно, что у Ишими был куда более весомый авторитет, чем у всей нашей федерации. К 1988 году положение дел изменилось в лучшую для нас сторону. А в настоящее время, как вы знаете, все сильно изменилось. Теперь мы обладаем нужным авторитетом, а мастера остаются мастерами, которых вообще нелогично сравнивать с целыми федерациями.

Тут нужно выделить один момент в 1988 году, который стал для нас ключевым. Это был поворот от японского влияния в каратэ в сторону установления авторитета нашей федерации. У меня был ряд конфликтов с самыми близкими друзьями, но я решил идти до конца. Наверняка, для Ишими это было трудное время. Но не менее трудным оно было для меня. Конечно же, я отнесся к проблеме со всей тщательностью, а к своим оппонентам – с должным уважением. Но были моменты, которые стоило во чтобы то ни стало менять.

Эрраиз: Да, несомненно, для всех это было очень трудное время.

Ясунари Ишими

Эспинос: Да. Я первым признал вклад японцев в развитие и популяризацию каратэ, но они влияли на ряд вещей, которые, я думаю, они вообще не должны были затрагивать. Они не хотели терять свое влияние, отказывались идти на компромиссы. Но, как мы теперь знаем, им пришлось.

Мы, не без жестких мер, помогли установить японским мастерам в Испании верную, полезную для всех позицию. Теперь, я думаю, они работают на благо каратэ, вместе с нами они развивают боевое искусство. Каждый по-своему, но ведь именно в этом и заключается универсальность. Да, я сыграл конкретную роль в распределении влияния, в установлении авторитета Испанской федерации каратэ. И теперь испанское каратэ сильно изменилось. Хочется верить, что в лучшую сторону.

Эрраиз: Я согласен с вами, потому что Федерация каратэ Испании основывается на спортивной базе, а мастера из Японии все-таки традиционники.

Теперь, если вас не затруднит, расскажите нам о Фаустино Сории во главе испанской и латиноамериканской федераций…

Эспинос: Это был не очень счастливый период в плане моих отношений с Испанской федерацией. Дело в том, что, я думаю, Фаустино чувствовал, что он не в состоянии выйти за пределы моей тени. Я никогда не хотел навязать своего кандидата после срока моего президентства, но именно я был тем, кто предложил кандидатуру Фаустино. Я впервые начал рассматривать его, как своего преемника в 1996 году. По началу у меня были некоторые сомнения между ним и Энрике Гуэррой, но в конце концов я склонился к кандидатуре Сории. Дело в том, что он жил в Мадриде и был в моей команде в течение восьми лет. Я думал, что он является именно тем человеком, который будет достойной мне заменой. Теперь, признаться, я не могу сказать, был то правильный выбор или нет. Очень трудно предугадать будущее поведение другого человека. У нас возникали проблемы, а некоторые вещи, вероятно, он никогда мне не простит.

Фаустино СорияФаустино Сория

Эрраиз: А что стало причиной зарождения ваших разногласий?

Эспинос: Ну, мы как-то ездили на экскурсию в Андорру вместе. На обратном пути он спросил меня, что я думаю о нем в качестве члена Исполнительного Комитета Всемирной федерации каратэ. Это, очевидно, был неправильный и некорректный вопрос. Когда вопрос имеет только один возможный ответ - это неправильный вопрос.

Я имел неосторожность сказать ему, что это было бы прекрасно. А что еще я должен был сказать? Если бы я сказал «нет», он сразу же отвернулся бы от меня. Я решил, что не стоит обижать старого знакомого. Да и кто я такой, чтобы отказывать ему? Я сказал, что нужно организовать кампанию, работать над ней. А там – будет видно.

Эрраиз: Когда это было?

Эспинос: Этот разговор был… примерно в 2000 году или 2001 году. После, в 2002 году, когда Чемпионат мира проводился в Мадриде, он выставил свою кандидатуру на голосование для вступления в Исполнительный Комитет и проиграл. Он воспринял провал, как личное оскорбление, а обвинил во всем, не трудно догадаться, именно меня. А я чувствовал вину лишь за то, что сразу не указал ему на реальность: у него изначально были крайне малые шансы. Я назначил его представителем Европейской федерации. Вероятно, я сделал это из слабости и сентиментальности, а он даже не поблагодарил меня. Он был там в течение четырех лет, как призванный член европейского комитета, назначенный мной. Потом, в Тампере, он снова попытался попасть в ИК WKF, не предупредив меня, и он снова прогорел. После этого он смотрел на меня, как на злейшего врага. Вскоре он заявил, что я должен был открыто поддержать его, лишь бы  только видеть его в Исполнительном комитете.

Эрраиз: И что вышло из этой истории?

Эспинос: Ну, на этом интересные шаги от Фаустино не закончились.  Он сказал мне, что он - Президент Иберо-Американской федерации, и, исходя из осознания данного факта, я просто обязан включить его в состав Исполнительного Комитета WKF. Я объяснил ему, что Иберо-Американская федерация - лишь одна из многих, и если я назначу его членом ИК, как главу одной из федераций, то мне придется поступать так со всеми иными Президентами. Разумеется, я не имел права так поступать.

Так или иначе, именно я позволил ему стать Президентом Иберо-Американской федерации. И с тех пор мы с ним уже, как бы это сказать, «разошлись, как в море корабли».

Эрраиз: Почему он проиграл? Почему он не выиграл выборы?

Эспинос: Ну, было четыре или пять кандидатов. Я не помню деталей, потому что теперь мы изменили систему. Тогда в силе была система с «каратэ K» и «каратэ Т».

Эрраиз: «К» - спортивная сторона, которая пришла от WUKO, в то время как «T» пришло от ITKF Нишиямы?

Эспинос: Да, это верно. Так или иначе, в 2006 году было четыре или пять кандидатов: Нордаль, Фаустино, Динсдейл и Рита Раирама.

Все были высококвалифицированными специалистами, они говорили на прекрасном английском, все кандидаты были достаточно известны... Правда в том, что Фаустино просто не мог конкурировать с остальными, но в этом он обвинил меня. Его желание попасть в Исполнительный Комитет было какой-то извращенной одержимостью. В 2006 году, после того, как ему не удалось попасть в ИК во второй раз, он думал, что я собираюсь сделать его призванным членом, но мне все это надоело. И я остановился на кандидатуре Франциска Дидье из Франции.

Франциск ДидьеФранциск Дидье

Эрраиз: Как насчет Дидье? Каковы были ваши отношения с ним? Мне доводилось неоднократно слышать, что у вас были некоторые разногласия по вопросу, связанному с директором судейства, Томми Моррисом, не так ли?

Эспинос: Нет, это не так. С Франциском у нас не было никаких проблем. Все было в полном порядке. Я ведь поставил его во главе всех вопросов, касающихся Премьер-лиги. То есть, я всецело ему доверился.

Дело в том, что между Моррисом и Дидье всегда было очень много соперничества. Но проблем никогда не возникало. Я бы даже сказал, что это соперничество шло на пользу не только им обоим, но и нашему общему делу.

Эрраиз: Откуда появилось это "соперничество" между Моррисом и Дидье?

Эспинос: Ну, дело в том, что Моррис очень консервативен. Он никогда не хотел ничего менять.

Эрраиз: Почему Моррис в конце концов ушел из Федерации?

Эспинос: В 2006 году мы установили возрастное ограничение на отметке в 70 лет. Моррису было уже за 70. Да, кстати, мы сделали предварительное исключение для людей, которые уже достигли этого возраста. Оно составляло 4 года. Но до конца этих 4 лет Моррис не доработал. Я уговорил его уйти в отставку, чтобы назначить на его место Кона Кассиса из Австралии еще до начала Белградского Чемпионата мира.

 

Конец девятой части.

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Пятая часть.

Шестая часть.

Седьмая часть.

Восьмая часть.

Александр Зенюк

Добавить комментарий

Aslan Datiev

26 сен 2014 16:53 Ответить 0

Хм..я задавал себе раньше вопрос. Почему WKF так относится к японцам? К японскому каратэ? Почему WKF предпочитает аккредитовывать международные стилевые организации, где нет японцев? Почему Шотокан должен быть представлен в WKF турками, а Вадокай - греками???. Прочитав девятую часть, мне стало понятно, что это такое старое отношение Эспиноса к японскому каратэ. Вот вам роль личности в истории. Занял человек пост и сделал все, что хотел...

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: