Все о каратэ 
и единоборствах


Интервью Антонио Эспиноса. Часть 6

Как сообщает официальный сайт wkf.net, журнал Budo International опубликовал интервью с президентом WKF Антонио Эспиносом. На самом ресурсе предложены три версии интервью: на английском, французском и испанском языках. Мы решили разместить русскоязычную версию материала, разделив ее на несколько частей. Данная статья представляет собой шестую из серии. 

Предлагаем ознакомиться и с предыдущими: 

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Пятая часть.

Автор интервью с Эспиносом – Сальвадор Эрраиз.

Эрраиз: Скажите, могут ли страны, которые входят в состав других стран, принять участие в Чемпионатах под эгидой WKF самостоятельно? К примеру, Великобритания с Англией, Уэльсом, Ирландией и Британскими Виргинскими Островами; или Голландия с Кюрасао, Арубой и Сен-Мартеном; или Китай с Макао, Гонконгом и Тайбэем; или Франция с Гваделупой, Французской Гвианой, Мартиникой ....

Эспинос: Великобритания, например, имеет специальное соглашение на членство в конгрессе WKF именно с одним голосом, хотя у них есть четыре самостоятельные команды. Нечто подобное мы можем наблюдать и в других видах спорта. В общем, я не вижу здесь ничего плохого.

Эрраиз: А как насчет Франции и Китая?

Эспинос: Каждый случай индивидуален. К примеру, Французские "колонии" в Океании могут принимать участие в Чемпионатах Океании, но не могут участвовать в Чемпионатах мира. Аналогичное положение у Макао, признанном Олимпийским Комитетом Азии.

Эрраиз: Все ли подобные случаи признаны Олимпийскими Комитетами?

Эспинос: Есть много примеров. Гонконг имеет тот же статус, что и Макао. Хотя фактически мы говорим не о полностью суверенных государствах, а о частях Китая.

Эрраиз: Это очень сложные вопросы, не так ли? Все зависит от конкретной точки зрения, хотя очевидно, что у WKF действительно есть основания для признания этих стран.

Эспинос: Да. Еще один интересны случай - Кюрасао, их Олимпийский Комитет потерял признание МОК около восемнадцати месяцев назад, не больше.

Эрраиз: Кроме того, Уильям Миллерсон, вице-президент WKF, был президентом в Олимпийском Комитете Кюрасао?

Уильям Миллерсон

Эспинос: Да, это так. И он по-прежнему им является. Кюрасао до сих пор не может вернуть признание МОК. Но, приведу интересный пример, Аруба, остров еще меньше, чем Кюрасао, имеет признание МОК. Тут, конечно, нужно принимать во внимание, что Аруба имеет своих представителей в МОК.

Эрраиз: Ничего себе! Тут, знаете ли, виднеется определенная дискриминация.

Эспинос: Я скажу больше. К примеру, сейчас есть много женщин, которые, ввиду своей гендерной принадлежности, имеют больше привилегий. В определенных организациях слишком слаба, почти незаметна  разделительная линия, которую лучше даже не затрагивать ....

Если женщина - член МОК, то это якобы большой плюс. Некоторые люди не стали бы членами МОК, если бы они не были женщинами. А все делается ради сохранения равноправия полов, какого-то призрачного и непонятного баланса. В ряде случаев это не справедливо, но такова жизнь.

Эрраиз: Да, я согласен. Есть случаи в определенных группах и организациях, когда стремление к паритету привело женщин к завидному карьерному росту в ущемление прав более талантливых и заметных мужских кандидатур. Ведь для достижения определенных постов или званий необходимо иметь большой опыт работы, а женщины, начинающие работать в определенной области позднее конкурентов-мужчин, будто обходят многие требования. В общем, о честности и справедливости говорить не приходится. Но давайте не будем увлекаться обсуждениями подобных тем.

Теперь обсудим один интересный случай. Гуннар Нордаль, представитель Норвегии, неоднократно подвергался критике. Поводом служил тот факт, что он являлся членом Исполнительного Комитета WKF, но при этом жил за пределами Норвегии, в Соединенных Штатах. Нордаль ведь был старшим вице-президентом WKF в 2005 году.

Эспиноз: Да, Нордаль живет в Штатах, но он находится в очень тесном контакте с норвежской федерацией каратэ. Лично я считаю его первоклассным специалистом и очень уважаемым человеком, который имеет определенное влияние в Норвегии. Он отличный профессионал, он просто живет каратэ. Он был очень полезен нашему общему делу.

Да, это правда, что он живет в Штатах в течение очень длительного времени, но этот факт ему никогда не мешал. Нордаль очень ценен для нас. У него также очень хорошие отношения с канадскими и американскими федерациями каратэ. Я хотел бы, чтобы в ИК WKF было как можно больше таких людей, как Гуннар.

Гуннар Нордаль

В Исполнительном Комитете, я считаю, следует стремиться к своеобразному балансу между людьми, занимающими посты Президентов национальных федераций, и теми, кто подобных постов не занимает.  Хотелось бы,  чтобы всегда были люди, которые воспринимаются не только как Президент конкретной федерации. Ведь существует множество примеров, когда человек, уходя в отставку из национальной федерации, все еще полон сил, энтузиазма и стремится помогать любимому делу.  

Эрраиз: То есть, команда ваших соратников меняется?

Эспиноз: Да, и очень сильно. Жизнь идет, если вы посмотрите на фотографии четырехлетней давности, то увидите, как быстро все меняется.

Эрраиз: Существуют высказывания, что вы стремитесь избавиться от тех, кто хочет быть членом ИК больше четырех лет. Это якобы ваши прямые конкуренты, ведь для того, чтобы баллотироваться на пост Президента WKF, необходимо быть членом ИК не менее четырех лет.

Эспиноз: Да, стать Президентом можно лишь в том случае, если вы были членом Исполнительного Комитета как минимум четыре года за последние двенадцать лет. В принципе, я не слышал, чтобы это правило кого-то смущало.

Эрраиз: Это не единственное правило?

Эспиноз: Было время, что обязательным условиям являлось наличие у кандидата четвертого Дана. Я предложил снять это правило, ибо оно не имеет никакого смысла. Главное, быть доподлинно знакомым с каратэ и, как мы уже говорили, являться членом Исполнительного Комитета по крайней мере четыре года.

Эрраиз: Так многие и предположили, что вы, вводя «правило четырех лет» можете таким образом избавляться от тех, кто захочет занять ваше место…

Эспиноз: Власть – это власть. Поэтому я понимаю, почему такие высказывания могли звучать, но это правило вводилось вовсе не для подобных целей. Те люди, которые думают подобным образом, видимо, не читали Устав.

Эрраиз: Понятно… Тогда, будьте добры, скажите, сколько требуется WKF для того, чтобы организовать Чемпионат мира на качественном уровне?

Эспиноз: Люди часто говорят, что мы тратим на организацию Чемпионатов мира слишком много денег. Опять же, тут все зависит от конкретной точки зрения. Лично я думаю, что мы тратим не так уж много. Приведу очень простой пример. 30000 швейцарских франков уходят на стоимость авиабилетов для оргкомитета, некоторых членов Исполнительного Комитета и на проживание. Некоторые люди думают, что мы стремимся «пошиковать». Но ведь мы не живем в пятизвездочных отелях, но все-таки стараемся поддерживать уровень. Согласитесь, что люди нашего статуса просто обязаны всегда и во всем выглядеть респектабельно.

Эрраиз: Хорошо, что вы все это рассказываете, а то, знаете, многие могут позавидовать подобным суммам.

Эспиноз: Некоторые люди критикуют нас не потому, что есть причины для критики, а потому, что хотят нам навредить любым из доступных способов. Мы ведь ничего и никогда не скрываем: все честно и открыто.

Эрраиз: Да, люди часто вырывают информацию из контекста. И делают это крайне избирательно. К примеру, многие отбрасывают позитивные моменты и учитывают один из ста, но негативный.

Эспиноз: Я даю информацию, и уж если кто-нибудь думает, что те же 30 тысяч швейцарских франков - это грабеж средь бела дня, то я просто умываю руки и стараюсь не обращать внимание на подобные высказывания. Что бы ни говорили, как бы нас не критиковали – мы позволяем людям относиться к вещам так, как им хочется. От чьего-либо мнения факты не перестают быть фактами.

 

Конец шестой части интервью

Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Пятая часть.

Александр Зенюк

Мир каратэ

Последние фото

Мы в соцсетях: